• ПОМОЩЬ ТУЛЬСКИХ КАЗАКОВ РАНЕНОМУ БОЙЦУ ОПОЛЧЕНИЯ ДОНБАССА
  • ПОМОЩЬ ТУЛЬСКИХ КАЗАКОВ РАНЕНОМУ БОЙЦУ ОПОЛЧЕНИЯ ДОНБАССА
  • ПОМОЩЬ ТУЛЬСКИХ КАЗАКОВ РАНЕНОМУ БОЙЦУ ОПОЛЧЕНИЯ ДОНБАССА
  • ПОМОЩЬ ТУЛЬСКИХ КАЗАКОВ РАНЕНОМУ БОЙЦУ ОПОЛЧЕНИЯ ДОНБАССА
  • ПОМОЩЬ ТУЛЬСКИХ КАЗАКОВ РАНЕНОМУ БОЙЦУ ОПОЛЧЕНИЯ ДОНБАССА

ПОМОЩЬ ТУЛЬСКИХ КАЗАКОВ РАНЕНОМУ БОЙЦУ ОПОЛЧЕНИЯ ДОНБАССА

Резонанс событий на Донбассе, которые полтора года назад потрясли русский мир, медленно угасает. Все реже мы видим в сводках новостей, как страдают жители Донецка и Луганска от бомбежек официального Киева. Мир изменил свою позицию. Но живые люди остались прежними. Они, как и прежде, имеют понятия о добре и зле, о чести и достоинстве. Именно поэтому есть все еще люди, которые не сложили оружиеи защищают родную землю.

И эти люди также нуждаются в помощи. Туляки не раз помогала Донбассу за прошедшие месяцы гражданской войны и ее последствий. Не раз помогали и казаки своим воюющим братьям по ту сторону границы. Но сейчас, когда боевые столкновения становятся реже, возможно, они нуждаются в нашей поддержке особенно сильно. И вот теперь, промыслом Божиим, пришло время помочь бойцу  на нашей земле.

Казачий храм Тулы – храм Николы на Ржавце – место встречи самых необычных людей, и именно здесь переплетаются самые разные судьбы.

Беженка с Донбасса, Елена Фурсова, зная, что ее родному сыну, ополченцу Донецка, после ранения требуется медицинская помощь, и не зная, к кому обратиться с этим горем, решила просить помощи у тульских казаков.

О тех событиях Елена рассказывает так: «В один из воскресных сентябрьских дней я была на Богослужении в храме Святителя Николая на Ржавце вместе с младшим сынишкой. Там мы увидели казаков. До этого мы были знакомы с Владимиром Федуловым (казаком Тульского городского казачьего общества реестрового казачества). На тот момент у меня была паника. Но меня успокоили, что казачество не оставит.

А после этого произошла совершенно случайно наша встреча на Куликовом Поле с казаком Федуловым. Он сразу познакомил меня и приехавшего сына с Алексеем Ивановичем Альховиком, атаманом Западного окружного казачьего общества ВКО ЦКВ. Мы объяснили ему, что сын нуждается в повторной операции. На что атаман сразу ответил: «Звоните в понедельник. Мы поможем». В тот момент у меня будто камень с души свалился».

Алексей Иванович, отнесшийся к ситуации со всей серьезностью, согласовал все вопросы с Департаментом социальной защиты населения по Тульской области, в тот же день обеспечил обследование раненному бойцу, а через день Сергея перевели в областную больницу для операции.

Навещая Сергея после операции, окружной атаман Альховик пригласил Сергея на предстоящее собрание Тульского казачества, дабы казаки могли пообщаться с очевидцем и участником тех событий.

Понимая, что теперь главная помощь в этом состоянии заключается во врачевании духовных ран, окружной атаман обратился к клирику Свято-Никольского храма иерею Антонию Фадееву, дабы он посетил прооперированного бойца Сергея.

Отец Антоний сразу же откликнулся на эту просьбу, и мы посетили Сергея, дабы священник совершил над ним таинство Соборования. После совместной молитвы о здравии и укреплении болящего, мы смогли немного пообщаться с ополченцем Сергеем Фурсовым, бойцом с позывным «Фура».

Сергей Иванович родился в декабре 1993 года в Марьинском районе Донецкой области и вступил в ополчение с первых дней необъявленной войны.

Сергей, а почему Вы вступили в ополчение, ведь наверняка у Вас была какая-то альтернатива?

Потому что все мои друзья и близкие решили остаться. Я не мог уехать.

А многие из ваших знакомых решили уехать на территорию России?

Почти все. А товарищи – самые близкие – остались.

Мы сидели как-то в поле, когда все только начиналось. Приехали на машине на окраину города с товарищами. И буквально в двухстах метрах от нас прилетела пачка снарядов «Града». Мы на тот момент знали, что что-то происходит, но что уже дошло до такого, никак не ожидали.

Снаряды попали по частному сектору, мы сразу же поехали туда. Там ранило одну женщину, вызвали скорую пожарную.

А когда это произошло?

Не помню, в самом начале, летом. Вот после этого и вступили в ополчение.

А как проходил сам процесс формирования отрядов?

Организовались обычные люди по месту жительства и создавались отряды.

А кто был ваш первый командир?

Извините, не буду говорить.

А в каких операциях вы принимали участие?

Обычные задачи: ходили на зачистки территории, ликвидировали диверсионные группы, которые засылались на нашу территорию. Ходили в наступление с бронетехникой. Ну и так, по мелочам.

А в каком отряде, если можно, вы числились?  

Военная тайна. Простые шахтеры и таксисты.

То есть, получается, на протяжении года вы находились в постоянных боевых выходах?

Нет, конечно, происходили периодические смены, ротации. Первые полгода, конечно, было очень тяжело, а потом уже периодически происходили смены состава. В моменты затишья мы приходили на отдых в дома, где можно было укрыться, а так обычно сами делали укрытия – блиндажи, землянки.

Потом, не только на передовой нужна была помощь. В городах почти сразу появились мародеры, бандиты, с которыми также приходилось бороться.

А мародерствовали свои же, местные?

Не только, приезжали специально, это распространено – как только где-то происходят беспорядки, появляются люди, которые хотят поживиться за чужой счет. В самом начала мародеров появилось особенно много, обычные люди боялись даже на улицы выходить.

А как случилось, что вас ранило?

Ну, это война. Бывает.

А когда это сучилось?

19 июля. На нашу территорию проникла диверсионная группа ВСУ, мы вступили с ними в бой. У нас почти все были ранены, но нас вытащили наши парни. Я получил и пулевой ранение, и осколочное. Но нам быстро оказали помощь, после этого долго лежал в больнице там, в Донецке. Там сначала прооперировали, потом лежал на восстановлении.

А как получилось, что вы попали сюда в Тулу?

Ну, до конца вылечиться в Донецке я не мог, поэтому решил съездить сюда, к матери. Здесь медицина все же лучше, чем у нас.

А чего не хватало в той больнице, где вы лежали первоначально?

Там в принципе все есть, из России поступают основные необходимые медикаменты.

А как произошло то, что вы, приехав из Донецка, попали сюда в областную больницу города Тулы?

Собственно, все это благодаря тому, что моя мать оказалась знакома с тульскими казаками. Она сказала — приезжай, тебе здесь помогут. Я и приехал. Спасибо всем большое, мне такой помощи никто не оказывал. Я вначале даже не поверил что мне, совершенно незнакомому человеку, казачий атаман окажет такую помощь, собственно, здесь в больнице я благодаря ему. Поначалу даже думал, в чем здесь подвох. Сейчас же только хочется поблагодарить всех. Алексей Иванович здесь навещал меня, поддерживал. Спасибо.

А что врачи говорят?

Через две недели должны выпустить.

Так какие планы, как только восстановите здоровье?

Вернуться. Там мои друзья. Там мой дом. Кто будет его защищать?

Завершая эту встречу, Сергей поделился стихотворением, которое написал его друг в память об этом бое. С разрешения Сергея мы приводим его ниже. О тех событиях должны писать те, кто там был.

Команда «Плюс», огонь, прорыв.
Под свисты пуль, гранаты взрыв
Мы шли вперед без страха на лице.
Подствол, пк, гранатомет.
Что под рукой, идет все в ход.
Не глядя в то, что небо все в свинце.
Вдруг первый лег, второй упал.
Окутал всех металла шквал.
И время на мгновение застыло.
Застыл крик ужаса в глазах.
И боль в простреленных ногах.
Но в чувство привели всех дух и сила..
Со всех сторон держали бой.
Мозг растворил палящий зной.
И даже вог не вставить от бессилья.
—Братан, куда?!Не в полный рост!
Пойми одно, что враг непрост.
Но он стрелял лишь с криком: «За Россию».
Вот «Фура» лег за пулемет,
Хоть боль ломает, давит, жмет,
И кровь рисует пятна на одежде.
Ака семеркой рпг
Подкинул жару в бмп,
Рукой сжимая воздух, весь в надежде..
Никто в бою сил не жалел.
По полной крыли беспредел.
Не паникуя, бились все отважно.
Рожки забить «Боксер» просил.
Но танк все наши планы сбил.
За что и получил удар по башне.
Трещит эфир в который раз,
И в рации накал от фраз:
«Несем потери и бк в завязку».
«Абхаз», командой на оттяг,
Пробил надеждой в мыслях мрак,
Что тишиной довел нас всех до тряски.
Кто мог идти помог другим,
Но всем никак, и вот — лежим,
Лицом к лицу, прощаясь с командиром.
—Тебе спасибо за всё, брат.
Служить с тобой был очень рад.
«Проф» руку взял мою, и, будто в фильме,
Секунда вечностью прошла
Из глаз в глаза, жизнь замерла..
—Мы будем жить, тебе я обещаю.
И обещание сдержав,
Он вывел нас. Мы на руках
Забор перемахнули вне сознанья.
Убрав гранаты на подрыв,
Не в силах встать, чуть-чуть поплыв,
Со смертью, улыбаясь, попрощались..
«Ака», «Сержант», «Жекан» и «Грек»,
И «Крымский» в 21-ый век
В историю уйдя, в бою остались.
«Ака», «Сержант», «Жекан» и «Грек»,
И «Крымский» в 21-ый век

Героями ушли и в рай попали.


Was This Post Helpful:

0 votes, 0 avg. rating

Share:

admin

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ